Лесные сони

Лесные сони

Размеры средние. Длина тела до 110 мм, хвоста — до 113 мм. Характер опушения последнего, как у Фотополчков (см. рис. 74, 2). Задние конечности заметно длиннее передних; соотношение в длине пальцев, как у полчков, однако первый палец короче. Ступня удлиненная; по ее форме лесные сони занимают промежуточное положение между полчками и садовыми сонями. Латеральная задняя мозоль ступни в 2—2.5 раза короче медиальной, длина и ширина ее приблизительно равны. Ушные раковины умеренной длины, с закругленной вершиной, покрыты негустыми волосами. Окраска верха серовато-охристая; от носа к основанию уха проходит черная полоса; она едва заходит за него и не образует под ним темного участка (см. рис. 73, 2). Хвост сверху темнее и обычно серее спины, нередко с узкой и нерезкой белой оторочкой из светлых окончаний волос, снизу беловатый. Пенис имеет вытянуто-лопатовидную форму. Три четверти его нижней поверхности покрыты крупными шипиками. В переднем ее отделе и вдоль ее середины, разделяя участки с крупными шипиками, эта поверхность покрыта мелкими шипиками, заходящими также на спинковую поверхность концевого отдела пениса. Большая же часть спинковой поверхности голая. Основание бакулюма лопатообразной формы, остальная часть узкая, вытянутая, сужающаяся к концу; весь он слабо изогнут в продольном направлении.

Череп с относительно высокой, вздутой и округлой мозговой капсулой; лицевой отдел его укорочен. Лобно-теменные гребни не выражены. Межглазничное пространство с незначительным продольным желобообразным углублением в его переднем отделе. Длина слуховых барабанов лишь немногим более чем наполовину превышает длину верхнего зубного ряда. Резцовые отверстия длиннее половины верхней диастемы. Задний край костного неба находится на уровне середины или переднего края последнего зуба (М3). Высота нижнечелюстной кости на уровне середины диастемы меньше длины последней.

Щечные зубы с коронками средней высоты. По степени развития краевых бугорков и высоте поперечных гребней занимают промежуточное положение между Glis Briss. и Eliomys Wagn. Верхние М1 и М2 слабо ромбовидных очертаний, тогда как нижние M1 и М2 прямоугольные, с длиной, превышающей ширину. На обеих челюстях средние зубы приблизительно равны между собой, а Р4 примерно наполовину меньше М3.

Кости голени относительно длинные (как у садовых сонь), бедренная несколько укороченная. Плечевая кость короче, чем у представителей других родов палеарктических сонь, с длинным, как у полчков, медиальным надмыщелком; шейка бедра и малый вертел также длиннее, чем у них. Область слияния большой и малой берцовых костей относительно длинная.

Вероятным предковым считается олигоценовый род Microdyromys De Bruijn, в свою очередь родственный мышевидным соням (Myomimus Ogn.). Остатки собственно Dryomys известны с плиоцена.

Распространены от центральных и южных частей Вост. Европы до Волги, Кавказского перешейка, гор Средн. Азии, Казахстана и западного Алтая, включая его южные склоны в Монголии. Изолированно в Южн. Италии, в ряде мест Передн. и Мал. Азии (Афганистан, Зап. Пакистан и др.).

Главным требованием лесной сони к местообитанию является наличие кустарникового яруса и густого подроста. Условия обитания на протяжении всего ареала весьма различны. Это могут быть самые разнообразные участки лиственного леса, опушки, просеки, заросли кустарников на равнинах и невысоко в горах. Обычна она в орехоплодных, буковых, дубовых лесах Кавказа, ее можно встретить в арчевниках Закавказья и Копетдага, в тугайных лесах в поймах азиатских рек среди тальника, лоха, облепихи (Айрапетьянц, 1983). В высокогорьях Тянь-Шаня и Памира ее добывали в скальном поясе, где кроме кустов эфедры и редких кустарников не было никакой растительности (Слудский, 1977). В горах Кавказа и Средней Азии особенно много зверьков в фруктовых насаждениях и ореховых рощах (Спангенберг, 1925; Соколова, 1928; Соснина, 1955; Мейер, Схолль, 1956; Токтосунов, 1958; Катаевский, 1975; Айрапетьянц, 1983). В европейской части ареала местообитания сони менее разнообразны. В Карпатах сони обычны в буковых лесах (Довгенич, 1982). В Молдавии они встречаются во всех типах лесах, а также в лесополосах и старых садах (Успенский, Лозан, 1961; Лозан, 1970; Айрапетьянц, 1983), в Беловежской Пуще зверьки отдают предпочтение спелым елово-дубовым лесам с грабовым подростом (Голодушко, 1959; Голодушко, Падутов, 1961). В лесах Волжско-Донского водораздела они населяют сырые участки широколиственного леса, изобилующие дуплистыми деревьями, папоротником и массой сухой прошлогодней листвы (Огнев, Воробьев, 1924; Формозов, 1926, 1928; Попов, 1960). Привлекательность стации определяется в первую очередь кормностью угодий, а не наличием естественных укрытий.

Экология.

Лесная соня даже в районах с оптимальными условиями обитания никогда не бывает особенно многочисленна. Наибольшей плотности ее население достигает в центральной лесной Молдавии, Закавказье, в горах Средней Азии, относительно многочисленна в Беловежской пуще и Воронежском заповеднике (Шнитников. 1936; Токтосунов, 1958; Голодушко, Падутов, 1961; Успенский, Лозан, 1961; Angermann, 1963; Слудский, 1977; Газарян, 1985; Токмергенов, 1991). Однако и в этих районах численность ее неодинакова в различных стациях. В Молдавии наибольшая плотность населения вида была обнаружена в лесополосах вблизи от совхозных земель с фруктарниками – 23–25 особей на 1 га, в дубовых посадках Лозовского лесничества – 8 экз. на 1 га, в высокоствольниках эти показатели колеблются от 1 до 3 экз. на 1 га (Лозан, 1970). Сонь трудно учитывать стандартными методиками (ловушко/сутки), так как они плохо идут в ловушки. Более реально отражает истинное положение с обилием зверьков проверка гнездоубежищ, развешенных через определенное расстояние на линиях маршрутов в различных биотопах. Сони их охотно заселяют, явно предпочитая гнездам собственной конструкции. Поскольку искусственные гнездовья развешены далеко не во всех районах обитания лесной сони, то данные о численности (или плотности населения), полученные разными исследователями разными методами, несравнимы. Более достоверными оказывается подсчет встреч зверьков на ночных маршрутах, учет гнезд и, как уже говорилось выше, заселенности скворечников, синичников и т.п. Лесной соне не свойственны резкие колебания численности. Ее репродукция характеризуется умеренными темпами, и годовой прирост популяции лишь немногим превышает ее сокращение в течение года. Летняя смертность у вида невелика. За продолжительный период наблюдений за сонями в разных частях ареала мы всего два раза обнаружили в скворечниках мертвых животных. Наибольшие потери популяция несет в период зимовки, у всех видов сонь за этот период гибнет до 60% сеголеток и большинство старых особей в возрасте 4 лет и старше (Слудский, 1977; наши наблюдения) Продолжительность жизни в природе у этого вида, вероятно не более 4 лет, хотя в условиях неволи животные живут дольше (одна из закавказских сонь прожила у нас немногим более 8 лет). Основу популяции во всех частях ареала составляют особи, пережившие 1 и 2 зимовки, на долю животных зимовавших 3 раза по данным разных авторов, приходится в среднем от 3,6 до 15,5 % (Голодушко, Падутов, 1961; Аngermann, 1963; Слудский, 1977), таким образом, полное обновление популяции происходит за 4 года.

Среди факторов, в какой-то мере влияющих на обилие зверьков, помимо условий зимовки следует назвать продолжительные ливни и в меньшей степени хищников. Проливные дожди представляют опасность для выводков, находящихся в гнездах, размещенных открыто – подвешенных к веткам, устроенных в развилках, в старых гнездах дроздов, врановых. Для большинства наземных и пернатых хищников лесная соня служит случайной добычей. Она может стать жертвой лесной и каменной куниц, лесных котов, различных сов, врановых и ряда других видов, однако какого-либо влияния на движение численности вида эти охотники не оказывают.

В некоторых биотопах у лесной сони могут возникать конкурентные отношения с другими обитателями, использующими в качестве убежищ дупла или скворечники (синичники, дуплянки и т.п.). В первую очередь это полчки, орешниковые сони, птицы-дуплогнездники, некоторые насекомые. Лесные сони охотно заселяют гнездовые домики для птиц. Но в отличие от полчка и орешниковой сони лесная уничтожает хозяев и их кладки. В тех биотопах, где плотность населения лесной сони велика, она может использовать дупла совместно с другими животными, в частности с летучими мышами. В заповеднике Кодры мы однажды обнаружили семью лесных сонь в скворечнике, в нижней части которого был муравейник.

Основу рациона лесной соне составляют семена и плоды широколиственных и плодовых деревьев, ягоды, молодые побеги, почки (Соколова, 1928; Калабухов, Раевский, 1930; Мейер, Схолль, 1955; Соснина, 1955; Алиева, 1965; Махмутов, 1966; Слудский, 1977; Лозан, 1960; Айрапетьянц, 1983). В питании этого вида, особенно в северных частях ареала большое место занимает и животный корм. В первую очередь это разнообразные насекомые и другие беспозвоночные, воробьиные птицы, их кладки и птенцы. Там, где выводки птиц оказываются доступными (искусственные гнездовья) зверьку, соня может нанести им серьезный ущерб, особенно при совпадении репродуктивных пиков (Спангенберг, 1925; Барабаш-Никифоров и др., 1948; Попов, 1960; Голодушко, Падутов, 1961; Успенский, Лозан, 1961; Angermann, 1963; Гаврилов, 1965а, б; Иванова, 1966; Лозан, 1970).

Поведение.

Лесные сони ведут одиночный образ жизни, не образуют семейных поселений или каких-либо других постоянных сообществ. Исключение составляют самки с детенышами или небольшие, чаще всего родственные группы молодняка, совместно кочующего по территории в период расселения. В литературе часто встречаются сообщения о неуживчивости взрослых особей и повышенной их агрессивности по отношению друг к другу, отмечается, что особенно часто агонистические отношения проявляются в период гона. Наши многолетние наблюдения и исследования поведения этого вида, как в природных условиях, так и в лаборатории, не подтверждают этого мнения. В птичьих домиках мы неоднократно встречали по несколько разнополых взрослых животных, в том числе были и самки с детенышами. В неволе в просторных вольерах мирно уживаются разнополые группы, концентрируясь обычно в одном убежище.

Связь между матерью и ее подросшим молодняком сохраняется долго, особенно тесная связь с дочерьми, даже после появления у них потомства обычно никаких недружелюбных контактов не возникает. Более того, старшая самка проявляет заботу по отношению к появившемуся выводку, несмотря на наличие своих детенышей. Мы ни разу не наблюдали проявления инфантицида, часто возникающего в такого рода группах у других видов. У самок лесной сони, начиная со второй половины беременности и до конца лактации в высшей степени выражена гнездостроительная деятельность. Она выражается в постоянном усовершенствовании и перестройке убежища. Наблюдая на Кавказе, за одними и теми же семьями, живущими в открытых гнездах, мы постоянно отмечали новые детали в конструкции жилища, появлявшиеся за прошедшую ночь. Межвидовые контакты осуществляются по большей части посредством запахового и звукового общения, а в семьях – тактильного. Голосовой репертуар особенно разнообразен в период гона и выращивания молодняка (Коротецкова, 1977), а ольфакторный – в начале размножения. В период гона и ухаживания все способы коммуникаций дублируют друг друга.

Для лесной сони в лабораторных условиях отмечены редкие случаи факультативной моногамии (3 случая), причем с выраженной отцовской заботой о потомстве. В одном случае (сони из Закавказья) пара постоянно, в течение 2,5 лет, совместно занимала в общей вольере один и тот же домик, там же появлялось и потомство. Не исключено, что редкие встречи в одном убежище взрослой пары и подсосного молодняка говорят о возможности факультативной моногамии и в природе.

Размножение.

Соотношение полов в популяции лесной сони практически 1:1, с незначительным перевесом в сторону самок. Такая же картина наблюдается и в выводках (Angermann, 1963). Сроки репродуктивного периода отличаются в разных географических районах и в значительной мере зависят от продолжительности гибернации. Этот вид достаточно пластичен в отношении размножения, потенциально полицикличен и при оптимальной экологической обстановке может приносить до 2 выводков в год. Однако на территории бывшего СССР эту способность могут реализовать только лесные сони Кавказского региона и в горных лесах Средней Азии, а также в условиях неволи (Куликова, 1940). На европейской части ареала лесная соня размножается 1 раз в году. Начало размножения приурочено к первым неделям после окончания спячки – к последней декаде апреля в Средней Азии и Приднепровье и к концу апреля – началу мая на Кавказе, в Молдавии, Беловежской Пуще, Воронежском заповеднике; на севере ареала эти сроки сдвигаются к концу мая (Бёме, 1925; Огнев, 1940; Алекперов, 1956; Токтосунов, 1958; Попов, 1960; Сокур, 1960; Голодушко, Падутов, 1961; Успенский, Лозан, 1961; Аngermann, 1963; Алиева, 1965; Иванова, 1973; Самарский, Самарский, 1979). В популяции Воронежского заповедника, по данным Р. Ангерманн (1963) участвует в размножении до 90% самок, но судя по сведениям из других регионов, процент может изменяться в сторону уменьшения (Янушевич, 1968). Первыми начинают размножаться более старые самки, а зверьки, перенесшие только одну зимовку – на 2–3 недели позже (Айрапетьянц, 1983). Беременность продолжается 27–28 дней, на свет появляется от 2 до 9 детенышей чаще всего их 4–5. Как и у полчка, наибольшие выводки зарегистрированы для Кавказа. Молодняк прозревает на 14–16 день, в этом возрасте у них уже имеются нижние резцы и начинают прорезываться верхние, черная полоса на мордочке хорошо заметна. Самостоятельно питаться начинают на 20 день, лактация продолжается до месяца, в возрасте 40–45 дней молодняк покидает родительское гнездо. Половозрелыми лесные сони становятся на втором году жизни (Лозан, 1960; Слудский, 1977; Айрапетьянц 1983).

Читаемое

Комментарии закрыты