Филант — пчелиный волк

Филант — пчелиный волк

Встретить между занимающими нас перепончатокрылыми, этими страстными любителями цветов, вид, который охотится немного и для себя,—значительное событие. Нет ничего естественнее того, что столовая личинки снабжается дичью, но что сам охотник, питающийся всегда медом, пользуется своими пленниками и для себя—это совсем странно. При ближайшем, однако, изучении такое явление оказывается более естественным, так как двойное питание в этом случае более кажущееся, чем действительное, что мы и увидим ниже. Можно было бы указать много примеров такого рода питания, но теперь мы займемся только одним. Я давно подозревал в подобных разбоях филанта, охотника на домашних пчел (Philanthus apivorus Latr., ), которого много раз заставал лижущего с видом лакомки покрытый медом язычок пчелы.

Для наблюдений я помещаю под стеклянный колпак филанта и две или три домашние пчелы. Сначала узники ползают по стеклянным стенкам, стараясь выйти, поднимаются вверх, спускаются; наконец, все успокаивается и охотник внимательно осматривается. Усики его устремляются вперед и начинают исследования; передние ножки выпрямляются с легким дрожанием в лапках—признак сильного желания; голова поворачивается то вправо, то влево и следит за движениями пчел на стекле. Поза злодея в это время необыкновенно выразительна. Выбор сделан: филант кидается. Читать полностью…

Сколия краснохвостая

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Если бы сила была главным систематическим признаком в зоологии, то сколии занимали бы первое место в ряду перепончатокрылых насекомых. Самые большие и страшные из наших жалящих насекомых, каковы: ксилокопа), шмель, шершень, имеют жалкий вид рядом с некоторыми сколиями. Из этой группы гигантов в моей местности живут: сколия желтолобая (Scolia flavifrons Fbr., или hortorum V. d. Lind.), имеющая в длину больше вершка, а при раскрытых крыльях, от одного конца крыла до другого, имеет более 2,5 вершков, и сколия краснохвостая (Sc. haemorrhoidalis Fbr.,), которая соперничает по величине с первой и отличается от нее, в особенности, щеткой из рыжих волосков, торчащей на конце брюшка.

Черная окраска с желтыми бляхами, прочные крылья цвета луковой кожицы с пурпуровым отливом; узловатые, грубые ножки, усеянные жесткими волосками; массивное телосложение, могучая голова с твердым черепом; неловкая походка, короткий, молчаливый полет,— вот общие признаки самки, хорошо вооруженной для ее трудной работы.

Сколия краснохвостая, левее—самка, правее— самец.

Самец, как праздный ухаживатель, одет более изящно и одарен более грациозными движениями, не теряя характера силы, который составляет главную черту его подруги. Читать полностью…

Монодонтомерус

Монодонтомерус

Его зовут Monodontomerus cupreus Sm. Попробуйте-ка выговорить: мо-но-дон-то-ме-рус; не правда ли, это отлично наполняет вам рот; это имя приводит вам на ум идею о каком-то апокалипсическом звере или можно подумать, что речь идет о каком-нибудь гиганте минувших геологических эпох, вроде мастодонта, мегатериума, плезиозавра и т. д. Название, в данном случае, вводит нас в заблуждение: речь идет о крошечном насекомом, меньше обыкновенного комара. Есть такие милые люди, очень почтенные ученые, которые любят замысловатые названия; они и мошке дадут такое прозвище, которое может перепугать. Итак, наш монодонтомер почти так же мал, как мошки, роями кружащиеся на солнце в конце осени. Он принадлежит к той же группе перепончатокрылых сверлильщиков, или наездников, к какой относится и левкоспис. Цвет его золотисто-бронзовый, а глаза красные, как коралл. Сверло свое, или яйцеклад, он носит как шпагу, наголо, т. е. сверло его торчит на конце брюшка, немного косо, кверху, вместо того, чтобы лежать в желобке, идущем вдоль спины, как то бывает у левкосписа. В общем, однако, инструменты их одинаковы.

Этот крошечный носитель шпаги тоже из числа преследователей халикодомы, и не из менее страшных. Он нападает на гнезда каменщиц в одно время с левкосписом. И я вижу, как они вместе исследуют крышу гнезда концами усиков, а потом так же решительно, как и левкоспис, погружают свое сверло в цемент. Более увлеченный своей работой и, может быть, менее сознающий опасность, он не обращает внимания на человека, который наблюдает его совсем близко. Левкоспис при этом убегает, а он не двигается. Его самоуверенность такова, что он является в мой кабинет оспаривать у меня гнезда халикодом, содержимое которых я изучаю на моем столе, и совершает свою операцию под моей лупой, рядом с моим пинцетом. Чем он рискует? Что можно сделать ему, такому крошечному крошечному? Читать полностью…

Виды сфексов

Виды сфексов

Виды сфексов довольно многочисленны, но большая часть их несвойственна нашим странам. Во Франции, сколько я знаю, насчитывают только три вида сфексов и все они любители жаркого солнца, области оливковых деревьев, именно: желтокрылый (Sphex flavipennis Fbr.), белокаемчатый (Sph. albisectus Lep.) и лангедокский (Sph. occitanicus Lep). У всех этих трех охотников выбор пищи основан на щепетильных законах энтомологических классификаций. Для питания личинок все они выбирают только прямокрылых насекомых, но разных родов.

Первый охотится за сверчками, второй за кобылкой, третий за эфиппигерой.

Добыча их так сильно различается между собой по внешнему виду, что нужен опытный глаз энтомолога или не менее опытный глаз сфекса для того, чтобы отыскать между ними общие черты. Действительно, сравните полевого сверчка с кобылкой: один— с большой круглой головой, коренастый, коротенький и толстый, совершенно черный, с красными галунами на задних бедрах; другая сероватая, гибкая, тоненькая, с маленькой конической головкой, скачущая с помощью быстрого вытягивания своих длинных задних ног и продолжающая этот скачок с помощью крыльев, распущенных веером. Потом, сравните их обоих с эфиппигерой , носящей на спине свой музыкальный инструмент, два пронзительных цимбала в форме вогнутых скорлуп; она тяжело волочит свой толстый живот, покрытый поясками нежно-зеленого и желтого, как масло, цвета, с яйцекладом на конце. Проведите параллель между этими тремя видами и согласитесь со мной, что сфекс должен обладать таким проницательным глазом, от которого не отказался бы и опытный ученый. Ввиду такой странной способности выбирать, которая как будто руководится указаниями какого-нибудь законодателя классификации, например какого-нибудь Лятрейля, интересно узнать, охотятся ли сфексы, чуждые нашей стране, за дичью того же порядка прямокрылых. К несчастью, документы здесь очень редки, а для большинства видов их даже совсем нет. Энтомологи обыкновенно так делают: берут насекомое, накалывают его на длинную булавку, помещают в ящик с пробковым или торфяным дном, прикалывают под ним этикетку с латинским названием— и на этом все покончено. Читать полностью…

Сфекс

Но эта беззаботная жизнь очен

Наиболее ясно сфекс обнаруживает свои познания и ум в момент умерщвления сверчка. Для наблюдения этого я прибегаю к тому же приему, какой удавался мне при наблюдении церцерис и который состоит в том, чтобы похищать у охотника добычу и заменять ее сейчас же другой, но живой. Этот подлог тем легче, что, как мы видели, сфекс сам покидает свою жертву у норки для того, чтобы на минутку спуститься в нее предварительно.

Найти живых полевых сверчков также очень легко: стоит приподнять первый попавшийся камень, чтобы найти их там, скрывающихся от солнца. Это молодежь этого года, имеющая только зачаточные крылья; она лишена еще искусства взрослого насекомого и не умеет рыть сама себе норок, где могла бы скрываться от поисков сфекса. Через несколько минут у меня уже столько сверчков, сколько пожелаю. Вот и все мои приготовления. Я поднимаюсь на свою обсерваторию, усаживаюсь на площадку в центре колонии сфексов и жду.

Является охотник, тащит своего сверчка до входа в жилье и один спускается туда. Сверчок быстро похищен и заменен, но уже в некотором расстоянии от норки, одним из моих. Охотник возвращается, смотрит и бежит схватить слишком далеко лежащую добычу. Я весь—зрение, весь—внимание. Ни за что на свете я не уступил бы своего места на драматическом спектакле, на котором сейчас буду присутствовать. Испуганный сверчок убегает, припрыгивая; сфекс настигает его и кидается на него. Тогда среди пыли поднимается отчаянный бой, в котором то один, то другой берет верх. Успех, который одно время колебался, венчает наконец усилия нападающего. Несмотря на свои сильные брыканья и удары челюстями, сверчок повален на землю и лежит, растянувшись на спине. Читать полностью…

Стенная антофора

115

Майки, неграциозные жуки, черного, иногда темно-синего или голубого цвета, с тяжелым брюхом и мягкими верхними крыльями, которые широко растопырены на спине, как фалды слишком узкого ).

Насекомое это, противное по форме тела и походке, обладает таким отвратительным способом защиты, который еще увеличивает внушаемое им отвращение. Когда майка считает себя в опасности, то выделяет внезапно желтоватую, маслянистую жидкость, которая сочится из сочленений, пачкает вам пальцы и издает неприятный запах. Это — кровь животного. Англичане называют майку oil beetle, т.е. маслянистый жук. Превращения маек совершенно подобны во всех отношениях превращениям ситариса, подобно которому майки также и паразитируют у антофор. Личинка майки, выйдя из яйца, дает перенести себя в ячейку перепончатокрылому, провизией которого она должна питаться.

Наблюдаемое среди пушка перепончатокрылых маленькое животное долго вводило в заблуждение проницательность натуралистов, которые, не зная его истинного происхождения, сделали из него особый вид и даже род бескрылых насекомых. Это — пчелиная вошь Линнея (Pediculus apis) и Tringulinus Andrenatorum Дюфура. В нем видели паразита, вроде вши, живущего в пушке собирателей меда. Знаменитому английскому натуралисту Ньюпорту удалось доказать, что воображаемая вошь есть первая стадия в развитии майки. Мои наблюдения пополнят несколько пробелов в мемуарах английского ученого, а потому, в дальнейшем изложении, я буду пользоваться работой Ньюпорта там, где не хватает моих наблюдений. Читать полностью…

Помпилы

Помпилы

Гусеница аммофилы, слепень бембекса, златка и долгоносик церцерис и т.д.—все это мирная дичь, все равно, что глупый баран наших боен; все это поддается операции парализатора тупо, почти без сопротивления. Челюсти разеваются, ножки двигаются и протестуют, спина изгибается— вот и все. У них нет оружия для борьбы с убийцей. Желал бы я видеть, как охотник боролся бы с жертвой сильной, хитрой, как он, опытной в расставлении ловушек и носящей, как и он, отравленное жало. Возможна ли подобная борьба? Да, очень возможна и даже обыкновенная. С одной стороны осы помпилы, бойцы, всегда побеждающие, с другой стороны пауки—всегда побежденные.

На старых стенах, у подножия склонов, окружающих малопосещаемые тропинки, в соломе после жатвы, в зарослях сухой травы, везде, где паук протягивает свои нити, можно встретить помпилов , озабоченно бегающих туда и сюда с приподнятыми, колеблющимися крыльями или перелетающих с места на место то длинными, то короткими перелетами. Это охотники в поисках дичи, которые могли бы поменяться ролями и сами сделаться добычей тех, кого они подстерегают.

Помпилы кормят своих личинок исключительно пауками, а пауки кормятся всякими насекомыми подходящей величины, попадающимися в их сети. Силы их часто бывают равны, даже нередко преимущество в этом отношении бывает на стороне пауков. У насекомых есть свои военные хитрости, свои, мудро обдуманные, удары, у пауков -свои гибельные капканы и хитрости. Первое располагает большой быстротой движений, второй может рассчитывать на коварство своих сетей; у одного есть жало, умеющее колоть в подходящую точку, чтобы вызвать паралич жертвы, у другого есть пара челюстных крючков, которые умеют кусать затылок и вызывать внезапную смерть; с одной стороны парализатор, с другой—убийца. Кто из них станет дичью другого? Читать полностью…

Эвмен яблоковидный

Эвмен яблоковидный

Костюм осы наполовину черный, наполовину желтый, талия тонкая, фигура гибкая, крылья, в спокойном состоянии, сложены, каждое в две продольные складки; брюшко вздуто на конце, как шар, и прикреплено к туловищу длинной шейкой; полет не быстрый и бесшумный, в привычках склонность к уединению. Таков в общих чертах портрет эвмена. В нашей местности их два вида: эвмен Амедея (Eumenes Amedei Lep. = arbustorum Panz.), около дюйма длиной, и эвмен яблоковидный (Е. pomiformis Fabr., ), вдвое меньше предыдущего *.

Похожие по форме тела и окраске, оба вида обладают одинаковым архитектурным талантом, который проявляется в работе высоко совершенной, очаровывающей самый неопытный глаз. Жилище их—это произведение искусства, несмотря на то, что эвмены занимаются военным ремеслом, которое неблагоприятно искусствам; они ловят и парализуют добычу, они занимаются разбоями.

Эвмен яблоковидный

* Под последним названием я подразумеваю три вида: Е. pomiformis Fabr., Е. bipunctatus Saus. и Е. dubius Saus. При первых моих наблюдениях над ними, сделанных уже давно, я не различал этн виды и потому не могу теперь указать, какое именно гнездо соответствует каждому из них. Нравы, однако, у ннх одни и те же, так что смешение их не внесет беспорядка в изложение их истории. Читать полностью…

Кузнечик бородавочный

Ðîññèÿ ÖÔÎ

Как певец и как насекомое красивой наружности, бледнолобый кузнечик (Decticus albifrons Fab.) стоит во главе своих соплеменников моей местности. Он имеет серую одежду, сильные челюсти и широкую лицевую часть цвета слоновой кости. Найти его не трудно, хотя встречается он не особенно часто. В разгаре лета его можно видеть прыгающим в чаще злаков, в особенности на каменистых, залитых солнцем местах, у подножия фисташковых деревьев.

В конце июля я завожу в своем садке зверинец из кузнечиков. Население в нем состоит из 12 штук, обоего пола поровну. Вопрос о продовольствии затрудняет меня некоторое время. Пища их, казалось бы, должна состоять из растительных веществ, судя по наблюдениям над саранчовыми, потребляющими всякую зелень. Поэтому я предоставляю своим заключенным все, что есть самого вкусного и нежного в моем садоводстве: листья латук-салата, цикория и дикого салата. Однако кузнечики с видимым пренебрежением еле-еле к ним прикасаются. Это не их пища. Читать полностью…

Пелопей

Пелопей

Из насекомых, поселяющихся в наших домах, самое интересное по изяществу форм, оригинальности нравов и по постройке гнезда, конечно, пелопей (Pelopoeus spirifex L.). Это очень странное насекомое, с быстрыми движениями, стройное, с длинным желтым стебельком, который соединяет его тыквообразное черное брюшко с туловищем.

Крайне зябкий, пелопей любит жаркое солнце юга, а в наших странах его личинкам нужна теплота наших жилищ. Он появляется в июле и разыскивает себе в уединенном домике крестьянина место для устройства гнезда, для чего ему нужен теплый очаг, привлекающий его тем больше, чем более в нем копоти. Люди и ходьба не пугают его нисколько; он, не обращая на них никакого внимания, исследует глазами и усиками закопченные потолки, всякие закоулки в балках и в особенности навес над очагом. Найдя удобное место, он улетает и скоро возвращается с комочком грязи в челюстях для начала постройки своего гнезда.

 

Пелопей строит гнезда в очень различных местах, лишь бы воздух в них был теплый и сухой. Но любимое его место—вход в печь, боковые стенки входа до высоты фута. Это место имеет свои неудобства: туда доходит дым и гнезда покрываются слоем копоти. Но это не важно, лишь бы пламя не лизало ячеек, отчего личинки в них могут погибнуть. Чтобы избегнуть этой опасности, пелопей выбирает печи с широким устьем, в которых до боков доходит только дым. Читать полностью…